×
Главная » ЭКОНОМИКА » Россиянам к осени предрекли дефицит крепких напитков

Россиянам к осени предрекли дефицит крепких напитков

Россиянам к осени предрекли дефицит крепких напитков

Большинство экспертов сходятся во мнении: даже если алкоголь подорожает, потребители – если речь о среднем классе, конечно! – от его употребления не откажутся. Но, может быть, придётся перейти на другие товары, и если в случае вин замена французского крымским может быть не так уж плоха, то вот с виски и вермутами всё сложнее. Но это – вопросы будущего, пусть и не столь отдалённого.

В недорогом магазине продавцы явно к разговорам не расположены – поток клиентов не уменьшается, и никакой дефицит (если, конечно, он действительно есть) здесь пока не заметен.

– Всё, что есть, на полках! – коротко отвечает продавец, который должен быть ещё и консультантом. – Сейчас нет в наличии, может быть, потом привезут! – так же коротко реагирует он на замечание об отсутствующем нынче на прилавке любимом многими женщинами мартини.

Вот что появилось точно, так это заменители знакомых импортных напитков – тех самых биттеров, вермутов и ликеров, которые используют обычно для коктейлей. Цена, конечно, втрое ниже, чем у оригиналов, но и внешний вид, будем откровенны, вызывает вопросы. Информация на этикетке сообщает, что разливают мнимый вермут где-то в Московской области, но, пожалуй, честнее было бы использовать традиционные русские настойки и не пытаться изобрести велосипед (точнее, мартини за 200 рублей).

В следующем магазине на помощь продавцов-консультантов тоже рассчитывать не приходится, даже когда задаешь им конкретный вопрос: мол, в прошлый раз пробовала вот такое вино – указываю на бутылку! – понравилось, какие еще бренды работают с этим сортом винограда?

– Это есть только белое и красное, — вяло откликается продавец.

Приходится уточнить: в каком смысле – белое и красное? Каким образом, интересно, из белого сорта винограда соорудили бы красное вино? Наоборот можно, но так – вроде нет.

– Белое и вот такое красное, — повторяет продавец.

Выясняется, что он неверно понял запрос – и попытался вот так неуклюже проконсультировать по бренду, а не по сорту. Другим клиентам, впрочем, повезло не больше. Через 5 минут в магазин входит дама и тоже формулирует конкретный вопрос: мол, нужен подарок солидному мужчине на 45 лет, что посоветуете выбрать?

– Виски, — лаконично отзывается продавец.

– Да, вроде он любит виски. А какой лучше взять?

– Виски у нас здесь, — продавец машет рукой.

На консультацию, кажется, здесь рассчитывать не приходится – только на собственные глаза. И они подсказывают, что ассортимент виски (по крайней мере, на первый взгляд) пока что не сократился по сравнению с былым временам. Гурманы, может быть, обратили бы внимание на исчезновение какого-то любимого своего сорта односолодового (или нет?), но невооруженным глазом этого не заметишь. Зато видно, что иные привычные импортные напитки – коктейльный кокосовый ликер, итальянский вермут, ирландский сливочный ликер и т.д. – пока что остаются в продаже.

Хотя с виски всё и вправду обещает быть непросто. Ресурсов для самостоятельной замены и производства односолодовых (и не только!) у России на данный момент нет. В это время ещё пару месяцев назад о приостановке экспорта в Россию заявил крупнейший производитель алкоголя в мире – британская компания Diageo. Это означает, что скоро россиянам придётся попрощаться с виски White Horse. Вслед за коллегами покинул Россию бренд Pernod Ricard – он производит виски Chivas Regal, Jameson, Ballantine’s. Третий ушедший – это компания Brown-Forman Corp: они делают виски Jack Daniel’s, Woodford Reserve, Old Forester. Однако всё это – пока лишь теория: старые запасы по-прежнему не распроданы.

За кассой попадается более разговорчивая дама: она признаётся, что новых поставок импортного алкоголя не было уже довольно давно, но старые запасы пока ещё не иссякли – и, по её прогнозам, не иссякнут как минимум в течение месяца.

– Если вы что-то очень любите, лучше возьмите впрок. Я уверена, что ликёры точно подорожают из-за сложностей с логистикой. Это же для коктейлей, так что расход небольшой, — советует кассир.

Видимо, её магазин и вправду навещает приличная публика – не та, которая способна пить сладкие ликёры стаканами, не особенно заморачиваясь насчёт сочетаний и тонкостей приготовления коктейлей. Совет, впрочем, и вправду толковый, только чуть запоздалый – кажется, все, кому это было актуально, сделали запасы для домашнего бара ещё в марте, на волне первой паники (кто-то скупал сахар, а кто-то любимый виски).

В дорогом магазине – предсказуемо, но приятно! – наконец-то можно дождаться именно совета и подсказки, а не только готовности пробить твои покупки на кассе.

– Хороший выбор, да, советую вам взять сразу пару бутылок, — кивает продавец, заметив в руках покупательницы бутылку новозеландского вина с этикеткой, на которой нарисованы милые овечки. И, не дожидаясь встречного вопроса, поясняет: – Это Новая Зеландия, а они, вместе с США и Австралией, отказались в будущем импортировать нам вино. Так что если вы любите новозеландские совиньоны, то берите сейчас.

Продавец, представившийся Владимиром, охотно рассказывает дальше: мол, из США и двух дальних стран южного полушария шла не самая большая доля рынка, однако определённые сорта и марки вина, например, классический новозеландский совиньон блан, пропадут с наших прилавков. Также ценители вина заметят нехватку классического шардоне (с выдержкой в бочках), типичного калифорнийского сорта зинфандель, некоторых разновидностей каберне и пино нуар.

— А чем заменить дефицит?

– Как вы относитесь к российскому виноделию? – вкрадчиво спрашивает Владимир. Ну, пожимаю плечами, он продолжает. – В принципе совиньон блан неплохо удаётся многим нашим крымским винодельням, с бочковым шардоне они тоже научились справляться. Вот, правда, цена…

Продавец решает не лукавить. Да и незачем, всё очевидно: если бутылка неплохого бочкового шардоне из США стоит 800 рублей, то бутылка сопоставимого, по словам Владимира, шардоне родом из Крыма обойдётся в 1350 рублей. На вопрос об аналогах из других ценовых категорий продавец пожимает плечами: мол, можно, но впечатление себе рискуете испортить.

– Насчёт Австралии я бы вообще не советовал волноваться, — продолжает Владимир. – Из Австралии привозили преимущественно шираз, ну, он есть также из ЮАР и других южных регионов. С российским ширазом я бы пока не стал экспериментировать, у нас недостаточно солнца для этого сорта.

Действительно, агитировать в пользу российского виноделия – хорошая тактика, но относиться к отечественному производству следует трезво. Как рассказал в беседе с корреспондентом «МК», Егор Суриков, сомелье одной из крупных московских винотек,  у российского виноделия есть сильные и слабые стороны.

– Идея развивать интерес к отечественному вину очень хороша сама по себе, вне зависимости от санкций или иных проблем. Это абсолютно естественно. Давайте вспомним путешествия: в Италии на вас косо посмотрят, если вы попросите вино не того региона, где находитесь! О другой стране и говорить нечего. Виноделие во всем мире – это локальная история: скажем, в Австрии мы дегустируем их сорт грюнер, а в Грузии предпочитаем саперави. Так почему Россия должна чем-то отличаться? Однако нужно здраво оценивать ситуацию. Сильные стороны российского виноделия – игристые и крепленые вина, также большинству виноделен удаются тихие белые вина в недорогом сегменте. С красными сложнее, потому что им нужно много солнца и тепла, красные сорта не успевают у нас созреть. Наглядная тому иллюстрация – тот факт, что красные вина традиционно получают меньше всего медалей на международных конкурсах, а те, что признаны достойными, стоят дорого.  

Суриков также порекомендовал обратить внимание на российские автохтонные (уникальные) сорта винограда – например, цимлянский чёрный, голубок, бастардо, цитронный магарача, сибирьковый и т.д. Так, по словам эксперта, не будет соблазна сравнивать российские вина с зарубежными – в пользу последних.

Источник

Оставить комментарий