Во ВШЭ увидели снижение вклада человеческого капитала в экономику России

С 2018 года человеческий капитал вносил околонулевой вклад в экономический рост России, на фоне пандемии его влияние стало отрицательным, оценили в НИУ ВШЭ. О перспективах развития человеческого капитала — в материале РБК

Фото: Максим Шипенков / EPA / ТАСС

В последние несколько лет человеческий капитал вносит отрицательный вклад в динамику экономического развития России — в частности, в пандемические 2020 и 2021 годы он «забрал» у ВВП 0,4 и 0,6 процентного пункта (п.п.) роста соответственно. Строгих расчетов по 2022–2023 годам пока нет, но из-за трансформации российской экономики дальнейшие перспективы человеческого капитала находятся под риском. К таким выводам пришла ведущий эксперт центра развития НИУ ВШЭ Дарья Авдеева в статье «Вклад человеческого капитала в рост российской экономики», опубликованной в свежем номере «Экономического журнала» НИУ ВШЭ.

Как менялся вклад человеческого капитала

В статье проанализированы ключевые процессы, которые формировали динамику человеческого капитала и его эффект на экономику России в 2000–2021 годах. Он влияет на экономический рост напрямую, через повышение производительности работников, а кроме того, способствует распространению новых технологий и знаний, используемых в производстве, указано в исследовании.

В современных концепциях экономистов человеческий капитал, как правило, включает в себя знания, навыки, опыт и здоровье. В работе Авдеевой использован собственный индекс человеческого капитала в России, отражающий производительность работников, связанную с уровнем образования и состоянием здоровья.

По оценке Авдеевой, в 2000–2003 годах вклад человеческого капитала в российский экономический рост составлял в среднем отрицательные 0,2 п.п. в год. «Хотя повышение уровня образования работников и обеспечивало прирост человеческого капитала, ухудшавшиеся показатели здоровья населения оказывали существенное негативное влияние на его динамику», — характеризует Авдеева этот период. Негативные тренды в сфере здоровья были связаны прежде всего с последствиями сворачивания антиалкогольной кампании второй половины 1980-х и экономического кризиса 1990-х, уточняет она.

В дальнейшем тренд изменился, и большую часть рассматриваемого временного отрезка (2004–2017 годы) человеческий капитал оказывал положительное влияние на экономическую динамику, следует из статьи. «В это время повышение уровней образования и улучшение состояния здоровья работников обеспечивали порядка +0,6 п.п. роста ежегодно», — отмечается в исследовании. В совокупности в 2004–2017 годах человеческий капитал обеспечил до 15% прироста ВВП, указано в статье.

Наибольший позитивный вклад в экономический рост, по расчетам Авдеевой, человеческий капитал внес во второй половине 2000-х: так, в 2007 году он обеспечил прирост в 1,3 п.п., в 2008-м положительный эффект оценивался в 1 п.п., а в 2010-м — в 0,8 п.п. Высокие показатели этих лет объясняются эффектом низкой базы, указано в статье. «Снятие административных ограничений плановой экономики выявило существенный нереализованный спрос на профессиональное обучение. А высокий потенциал для улучшения здоровья населения возник за счет длительного периода роста смертности после череды кризисов 1990-х годов», — говорится в статье.

Четыре совета, чтобы научить мозг меньше отвлекаться, — Fast Company Топ-6 «крючков» инфобизнеса: как отличить эксперта от мошенника Почему в США электрокары стали политической проблемой Как изымают активы уехавших российских бизнесменов

Кроме того, именно на 2000–2008 годы пришелся существенный рост числа занятых в России — с 65,1 млн до 71 млн человек. За счет этого увеличился совокупный человеческий капитал, задействованный в производстве, а приток на рынок труда младших возрастных групп обеспечивал его качественное обновление, отмечает Авдеева.

Однако в 2010-х годах темпы прироста человеческого капитала начали замедляться. Если в 2006–2009 годах среднегодовой его вклад в рост ВВП составлял плюс 0,9 п.п., то в 2010–2013 годах — уже 0,5 п.п., а в 2014–2017 годах — 0,4 п.п., указано в статье.

«В 2010-е годы существенно снизился приток на рынок труда молодых поколений — а значит, замедлились и темпы обновления человеческого капитала. <…> Не создало дополнительных возможностей и начавшееся в 2014 году снижение доходов населения», — указывает Авдеева.

Методика исследования

Для оценки человеческого капитала в статье использовался индекс в экспоненциальной форме (что характерно для эконометрических работ), учитывающий текущие среднюю продолжительность образования занятых и коэффициент дожития для возраста 15–60 лет (вероятность 15-летних дожить до 60-летнего возраста при сохранении текущих коэффициентов смертности), а также имеющиеся в других исследованиях оценки отдачи от дополнительного года образования и увеличения коэффициента дожития. Оценки продолжительности образования и коэффициента дожития основывались преимущественно на данных Росстата.

Такой индекс, указано в статье, показывает, в какой степени текущие уровни образования и здоровья работников делают их более производительными по сравнению с неквалифицированным работником, состояние здоровья которого не позволит ему дожить до 60 лет. Соответственно, совокупный человеческий капитал оценивался как произведение индекса человеческого капитала на затраты труда в экономике.

В работе Авдеевой предпочтение отдано показателям, характеризующим производительные качества работников, без учета других категорий населения, что во многом было обусловлено доступностью данных. Кроме того, из-за ограниченности данных пока невозможно учесть в расчетах когнитивные навыки и опыт работников — другие значимые формы человеческого капитала, следует из статьи.

Непосредственно вклад человеческого капитала в экономический рост рассчитывался с помощью так называемой производственной функции Кобба — Дугласа, отражающей зависимость объема выпуска от затрат труда и капитала.

Почему влияние человеческого капитала ушло в минус

В 2018–2019 годах среднегодовой вклад человеческого капитала в экономический рост приблизился к нулевому (не выше 0,1 п.п.), оценила автор. Приток молодых поколений на рынок труда существенно снизился из-за объективных демографических факторов, а возможности для инвестиций в образование и здоровье сжались из-за неблагоприятной динамики доходов населения, констатирует она.

В пандемические 2020–2021 годы вклад человеческого капитала и вовсе стал отрицательным — в среднем минус 0,5 п.п. Прежде всего это произошло из-за существенного ухудшения здоровья населения и сверхсмертности, указано в исследовании.

«Потери, связанные с преждевременными смертями, — их число, по оценкам ВОЗ [Всемирной организации здравоохранения, для России], составило за 2020–2021 годы почти 300 тыс. человек в возрасте до 65 лет — означают не только дальнейшее снижение числа потенциальных работников, но и безвозвратно утраченные знания и навыки, которыми они обладали», — поясняет Авдеева.

Кроме того, пандемия негативно сказалась на процессах накопления человеческого капитала. Со ссылкой на данные Всемирного банка автор отмечает, что «дети школьного возраста мало чему научились за время дистанционного обучения». Существенные ограничения также возникли для инвестиций в здоровье и раннее развитие детей дошкольного возраста. «Поскольку в детстве формируется основа для дальнейшего накопления человеческого капитала, последствия этих негативных тенденций проявятся в будущем», — отмечается в статье.

По данным Росстата, в 2020 году ВВП России снизился на 2,7%, а в 2021-м — вырос на 5,9%.

Почему перспективы с 2022 года под вопросом

Начавшаяся в 2022 году трансформация российской экономики еще острее ставит вопрос о перспективах дальнейшей динамики человеческого капитала, утверждается в исследовании. Автор выделяет ряд рисков, а именно:

  • устаревание знаний и навыков

Часть знаний и навыков, полученных работниками до 2022 года, станет неактуальной из-за структурной перестройки экономики и упрощения технологий, прогнозируется в исследовании.

  • отъезд ценных кадров из страны

Можно с уверенностью предположить, что запасы человеческого капитала в России уже снизились под влиянием последних волн эмиграции, считает Авдеева.

  • ограничения в сфере образования и здравоохранения

Системы образования и здравоохранения столкнулись с новыми ограничениями, которые будут препятствовать дальнейшему накоплению человеческого капитала. Впрочем, ухудшение показателей здоровья на фоне пандемии создало эффект низкой базы, который будет маскировать влияние негативных факторов последующих лет, указано в статье.

Что говорят другие эксперты

Подход, предложенный в статье, создает впечатление, что в те годы, когда в России наблюдалось снижение продолжительности жизни, человеческий капитал вносил отрицательный вклад в развитие экономики, и наоборот, отмечает главный макроэкономист УК «Ингосстрах-Инвестиции» Антон Прокудин. По данным Росстата, в 2020 году ожидаемая продолжительность жизни снизилась почти на два года, до 71,5 года, а в 2021-м продолжила сокращение и упала до 70,1 года (при этом по итогам 2023 года показатель достиг 73,5 года).

«На самом деле связь несколько сложнее: рост продолжительности жизни до 65–70 лет позитивен для выпуска продукции, так как подразумевает увеличение доли наиболее эффективной трудовой группы (40+). В то же время увеличение продолжительности жизни свыше 70 лет выявляет обратный эффект — группа 65+ состоит в основном из неактивного населения, которое ничего не производит», — отметил эксперт.

Выводы коллег из НИУ ВШЭ основаны на простых формальных индикаторах и потому во многом условны, категоричен профессор Финансового университета при правительстве Александр Сафонов. По его мнению, качество человеческого капитала в России и его вклад в ВВП в ближайшие годы будут расти.

«На уровне главы государства есть понимание, что от качества человеческого капитала зависит развитие страны. Кроме того, уже сейчас видно, что у рынка труда растет запрос на «сложные» профессии, увеличивается число бюджетных мест на высокотехнологичных специальностях, позитивную динамику демонстрирует и ожидаемая продолжительность жизни», — сказал эксперт.

В ходе послания к Федеральному собранию в феврале 2024 года президент Владимир Путин назвал нехватку квалифицированных кадров одним из ключевых рисков замедления темпов роста экономики России. К 2030 году ожидаемая продолжительность жизни должна составить не менее 78 лет, а затем предстоит выйти на уровень более 80 лет, заявил Путин в послании.

В дальнейшем человеческий капитал по предложенным автором статьи формальным метрикам будет двигаться неоднозначно, полагает Прокудин. С одной стороны, продолжительность жизни действительно может подрасти (в частности, она уже увеличивалась и в 2022-м, и в 2023 году), с другой — формальный уровень образованности будет снижаться, считает он.

«Во-первых, на фоне удорожания платного образования и сокращения числа бюджетных мест в последние десятилетия получить образование «чтобы было» становится все сложнее. Во-вторых, все больше граждан выбирают получение среднего профессионального образования вместо высшего», — говорит эксперт.

При этом в действительности это позитивная тенденция, считает Прокудин: полученное гражданами образование будет чаще находить практическое применение, а значит, будет обеспечиваться более эффективное использование кадрового потенциала.

Источник

Оцените статью
ФИНАНСОВЫЕ НОВОСТИ РОССИИ
Добавить комментарий