Активы украинских олигархов в Крыму продолжают финансировать ВСУ

Активы украинских олигархов в Крыму продолжают финансировать ВСУ

Фото: Сергей Мальгавко/ТАСС

Украинские олигархи продолжают скрывать свои активы в Крыму, перерегистрировав их на различные аффилированные структуры, чтобы было труднее установить и выйти на подлинного собственника, рассказал глава крымского парламента Владимир Константинов.

По его словам, работа по выявлению крымского имущества украинских олигархов, политиков и бизнесменов, враждебно настроенных по отношению к России, продолжается и будет доведена до конца. При этом он подчеркнул, что собственности добропорядочных украинцев, которые не вели никакой антироссийской деятельности, ничего не угрожает.

Константинов также отметил, что средства от продажи национализированного имущества планируется направить на социальную поддержку участников спецоперации и их семей.

Ранее крымский парламент национализировал имущества ряда украинских олигархов, связанных с киевской властью и совершающих в отношении России недружественные действия. В их числе Ринат Ахметов, Игорь Коломойский, Арсений Яценюк, Нестор Шуфрич, Сергей Тарута и другие.

Идет девятый год пребывания Крыма в составе России. И девятый год вооруженного конфликта в Донбассе, который так или иначе финансировали вышеназванные люди, продолжая владеть активами в российском Крыму. Как такое вообще возможно? Почему эти активы сразу не были конфискованы?

Кстати, что там с квартирой жены украинского президента Владимира Зеленского — верховного главнокомандующего армией, которая воюет против ВС РФ, в элитном жилом комплексе в Ливадии? Пресс-служба Зеленского ранее сообщала, что его жена Елена купила недвижимость в Крыму в соответствии с украинским законодательством в апреле 2013 года еще до возвращения полуострова в состав России. Тогда также было заявлено, что семья Зеленских намерена пользоваться этой недвижимостью «только после обязательного возвращения Крыма в Украину».

— Знаете, есть такая крылатая фраза из народной песенки: «Наша песня хороша, начинай сначала», — говорит крымский журналист Сергей Кулик.

— Честно говоря, за девять лет порядочно поднадоело слушать подобные спичи полуостровных политиков, которые почему-то верят, что у крымчан память словно у аквариумной рыбки. Это уже начинает вызывать раздражение.

Подумать только: скоро исполнится девять лет со дня возвращения Крыма в состав России, а крымское начальство до сих пор раздумывает, как бы национализировать имущество украинских врагов России?! Это при том, что вся юридическая база для этого — законы и подзаконные акты — были готовы еще в 2014-м.

Напрашивается вопрос: почему наше крымское руководство неспособно просто взять в руки топор исполнительной власти и сразу, раз и навсегда, отрубить от крымского бревна лишнюю ветку?

Как пример, приведу крымскую собственность олигарха Игоря Коломойского, на котором клейма негде ставить после того, как он финансировал убивавших мирных жителей Донбасса неонацистские нацбаты, а его «Приватбанк» объявлял премии за убитых русских.

Еще 1 сентября 2014 года стало известно, что судебные приставы по решению прокуратуры Крыма наложили арест на недвижимое имущество «Приватбанка», принадлежащего г-ну Коломойскому. Таковой была реакция на обращение Генпрокуратуры России, заподозрившей этого миллиардера, занимавшего в то время пост губернатора Днепропетровской области, в финансировании терроризма, в том числе посредством подконтрольных организаций, расположенных на территории полуострова. Под арест попал и оздоровительный комплекс «Таврия» в поселке Форос.

Через два дня Госсовет Крыма национализировал имущество Коломойского — в списке значились 65 объектов, в том числе несколько пансионатов, оздоровительные и детские рекреационные комплексы, 16 АЗС, нежилые помещения, в которых располагались отделения «Приватбанка», и недвижимое имущество, находившееся в собственности банка по всему Крыму. Даже две квартиры и подвал, принадлежащие структурам украинского олигарха Игоря Коломойского.

Первого октября 2014 года возглавляемый г-ном Константиновым Государственный совет Республики Крым подготовил проект закона

«О порядке и условиях приватизации имущества, находящегося в государственной собственности РК», в котором, как тогда сообщила глава комитета Госсовета по имущественным и земельным отношениям Евгения Добрыня, будет подготовлен план приватизации госимущества на 2015 год, и в этом плане «обязательно «будут учтены национализированные объекты украинского олигарха Коломойского».

Через два дня глава Республики Крым Сергей Аксёнов пообещал, что в Крыму выявят свыше сотни объектов Коломойского и докажут причастность к ним этого днепропетровского олигарха.

Но потом власти Крыма почему-то испугались слова «национализация» и дали задний ход. Председатель Госсовета Крыма Владимир Константинов в одном из интервью 27 марта 2018 года так прямо и сказал: «Слово „национализация“ для инвесторов — как динамит для рыбы, поэтому крымские власти постарались провести этот процесс предельно прагматично и быстро, и более к нему возвращаться не намерены. У слова „национализация“ очень плохой запах. Мы с Аксёновым национализировали объекты, делая это предельно прагматично. Мы шли на это, понимая, что идем против врагов, что это просто надо сделать, но с точки зрения мировой общественности, понятно, встретили не вал аплодисментов. И мы быстро все прекратили».

«Быстро все прекратили…». Позволив украинским спонсорам войны наживаться на крымской собственности еще пять лет. А в 2023-м вдруг вспомнили. Слово «национализация» появилось в устах г-на Константинова за три недели до начал специальной военной операции, когда он сообщил, что антитеррористическая комиссия по выявлению имущества иностранных граждан и государств, совершающих в отношении России недружественные действия, нашла на территории полуострова имущество, которое будет национализировано в ближайшие дни.

Тогда же Владимир Андреевич назвал имена коммерсантов, которым предстояло расстаться с собственностью на полуострове. Это — литовец Колас Игорис, бывший соратник Медведчука закарпатец Нестор Шуфрич, некий Рафик Дау Булос, Ринат Ахметов — бывший спонсор Партии регионов (руководителем крымской организации которой был сам г-н Константинов), а также Игорь Коломойский, у которого через девять лет поисков неожиданно нашли в Крыму ООО «Транспорт Логистик», и его дочь Анжелика Коломойская, а также Арсений Яценюк, владеющий ООО «Скай Плаза», известной всем крымчанам как кинотеатр «Сатурн IMAX». Заодно под национализацию, по словам крымского спикера, попадало имущество ряда украинских банков и заводов, включая АО «Альминский завод строительных материалов» (принадлежит Сергею Таруте) и АО «Камыш-Бурунский железорудный комбинат», обанкротившееся еще в 2018-м.

А через пару дней Госсовет оперативно принял решение о национализации около 500 подобных объектов.

«СП»: — О каких активах речь? Недвижимость? Объекты промышленности и сельского хозяйства?

— В первую очередь — да, крымская недвижимость. Ведь первое, что делали внезапно разбогатевшие украинские нувориши, так это правдой или неправдой приобретали собственность на берегу Черного моря, то есть на ЮБК — Южном берегу Крыма. Этим, кстати, и объясняется, почему во время «Крымской весны» российский флаг там был поднят позже, чем в других городах Крыма. А аграрным сектором украинские олигархи, за очень редким исключением, не интересовались — они считали его неинтересным, неперспективным и затратным. Если что им было и интересно в агропроме, так это предприятия пищевой промышленности, да и то чтобы после приватизации сдать все оборудование на металлолом, а земельные участки под ними — распродать.

«СП»: — Как так получилось, что им это удавалось 9 лет? Так хорошо скрывали?

— Знаете, я очень уважаю нынешнего премьер-министра Михаила Мишустина, который, будучи руководителем Федеральной налоговой службы, создал такую налоговую систему, мимо которой даже мышь не проскочит. В прошлом году я не успел оформить наследство на имущество, как через неделю мне из ФНС пришло «письмо счастья» с настоятельным требованием оплатить за него налог. Поэтому уверен: все всё знали — что, где и кому принадлежит. Возможно, просто шли закулисные переговоры. Ведь крымское начальство до 2014 года имело украинское гражданство и занималось бизнесом в этой стране. Кто знает, какие активы остались у них самих там, на сопредельной стороне.

«СП»: — Какие схемы они используют для сокрытия?

— Такие схемы обычно называются «коммерческое взаимное сотрудничество», «кумовство» и «деловой интерес». А на сухом языке Уголовного Кодекса РФ — просто «коррупция».

«СП»: — По словам Константинова, все средства от продажи этого имущества пойдут на нужды участников специальной военной операции. Много ли их? О какой сумме, по-вашему, может идти речь?

— Я лично не понимаю, как он это себе представляет. В таких случаях обычно создается целевой фонд, должны быть приняты соответствующие решения. Ни о чем подобном я не слышал. А раз так, то это будет выглядеть как нецелевое использование средств, что влечет за собой или административную, или уголовную ответственность. С соответствующими последствиями.

«СП»: — Сколько, по-вашему, еще понадобится времени, чтобы выявить всех?

— Совету народных комиссаров, после принятия 24 января 1918 года декрета «О национализации банков» на это понадобились ровно сутки и рота красногвардейцев. Зная наше крымское начальство, я склоняюсь к мысли, что подобную песенку они собираются петь крымчанам еще лет девять — до двадцатой годовщины «Крымской весны».

«СП»: —А что с крымской квартирой Зеленского?

— Собственно говоря, трехкомнатный пентхаус площадью 129,8 квадратных метров в элитном доме «Император» в Ливадии под Ялтой принадлежит не ему, а супруге — Елене. В середине декабря прошлого года Сергей Аксёнов пообещал, что крымские власти из принципа заберут эту квартиру и кому-нибудь подарят. Правда, год и месяц не уточнил. С тех пор тема апартаментов Зеленского в крымском информационном пространстве не возникала…

Источник

Оцените статью
ФИНАНСОВЫЕ НОВОСТИ РОССИИ
Добавить комментарий